Мучительная сладость созидания

Мучительная сладость созидания

 

Андрей Алексеев. Академик, действительный член Всемирной международной академии инновационных технологий. Поэт, писатель, драматург, журналист, педагог. Член союза журналистов СССР, почётный гражданин России.

Андрей Алексеевич, как вышло вдруг, что вы, учась в инженерно-физическом институте, стали писать стихи?

Я думаю, что внутри каждого из нас живёт поэт. Просто в силу жизненных обстоятельств, различных неопознанных внешних факторов и влияний у кого-то поэзия однажды вдруг прорывается наружу, а у кого-то, к сожалению, нет. Это как наша Земля: под её твердью повсюду плещется раскалённая лава, но вырывается наружу она только в некоторых местах в виде огнедышащих вулканов. Я, конечно, не вулкан – дай Бог, если только слабенький гейзер – но почему он вдруг заработал, знает только Создатель. Меня заранее не предупредили. И я до сих пор не в курсе!

Хорошо известна ваша пьеса «Гусарский водевиль», а какие пьесы для детских театров ещё написаны вами?

Признаться, до поры до времени мне и в голову не приходило заниматься драматургией. Но, когда мой сын Дима Дунаев сделал первые шаги по организации школьного детского театра, когда я увидел горящие глаза ребят (а возраст будущих актёров был весьма разнообразным – от первоклассников до выпускников), я понял: надо подключаться к этому благому начинанию. А начинали мы с малого – с организации традиционных школьных мероприятий, правда по собственному сценарию. Позже поставили первые два спектакля. Стихотворные пьесы были написаны мною по мотивам сказки Андерсена «Принцесса на горошине» и произведения Аксакова «Аленький цветочек». Далее последовали уже полностью самостоятельные произведения. Всего пьес было написано семь, «Гусарский водевиль» – одна из них.

Можно ли ваши пьесы использовать в постановках?

Вопрос мне поистине удивителен. Для чего же пишутся пьесы, если не для их воплощения на сцене? Конечно, я буду рад, если детские театры будут делать постановки на мои пьесы, так же как детские коллективы могут исполнять мои песни «Бабушкин вальс», «Папина дочка» и многие другие. 

Можете ли вы рассказать историю создания какой-либо вашей песни?

Видите ли, в чём дело: когда рождается на свет младенец, родителям обычно бывает не до истории и не до протоколов. Протокол, под совершенно неуместным названием «история болезни», ведёт врач. Поскольку стихи и песни рождаются, слава Богу, без участия акушера-гинеколога, мне будет трудно ответить на ваш вопрос…

Что является лучшей наградой за ваше творчество?

А вы, правда, считаете, что творчество подразумевает награду? Творчество – это процесс. Процесс удивительный, увлекательный, лишающий тебя спокойствия и адекватности. Творчество – это приступ. То более, то менее длительный приступ неизвестной болезни, протекающей иной раз в весьма тяжёлой форме. И что же тогда есть награда? Оплата больничного листа? Нет, творчество – это мучительная сладость созидания, когда никто не в курсе того, чем это закончится. А ты сам ещё менее всех! Наверное, процесс творчества и является наилучшей наградой «несчастному пациенту».

Что же касается некоего бонуса в случае удачного результата… Он бывает двух видов. Первый – это успех, слава, благодарность слушателей. Всё это, безусловно, приятно, но я не очень-то люблю выходить на поклоны, давать автографы и тому подобное. Наверное, такой характер. Второй же – в его материальном выражении – если изредка и случается, то… почему бы и нет? Ведь утверждал же Пушкин, что «не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать»…

Что бы вы могли пожелать читателям нашего журнала?

Читайте, друзья! Читайте чаще и больше, это славное дело. И в первую очередь, вокалисты, читайте журнал Я ПОЮ!

 

Мой двор

У Яузских ворот… Четвёртый двор направо…

Здесь мир явил мне свет, и горести, и смех,

И первых синяков непризнанную славу,

И первую любовь, сокрытую от всех. 

Здесь жизнь давала мне с завидным постоянством

На каждый новый день особенный урок.

Среди кирпичных стен, сжимающих пространство,

Беспечной суеты промчал недолгий срок.

Владычицей-судьбой оставлен мне в наследство

Из детства до седин потрёпанный билет.

Московского двора бесхитростное детство –

И школа, и рабфак, и университет.

Еще в этой рубрике

*— обязательные для заполнения поля