Сергей Жилин: Все сознательно идут на это испытание
23.02.17 в 15:51

Сергей Жилин: Все сознательно идут на это испытание

 

Отгремели аплодисменты «слепых прослушиваний» проекта «Голос. Дети», и мы отправились в гости к пианисту, композитору, аранжировщику, дирижёру, основателю и бессменному руководителю коллектива«Фонограф Джаз Бэнд», музыкальному ангелу-хранителю проектов «Голос» и «Голос. Дети» – Сергею Сергеевичу ЖИЛИНУ.

Отгремели аплодисменты «слепых прослушиваний» проекта «Голос. Дети», и мы отправились в гости к пианисту, композитору, аранжировщику, дирижёру, основателю и бессменному руководителю коллектива«Фонограф Джаз Бэнд», музыкальному ангелу-хранителю проектов «Голос» и «Голос. Дети» – Сергею Сергеевичу ЖИЛИНУ.

Сергей Сергеевич, есть такое ощущение, что в Россию пришла мода на вокал. Петь стало модно?

Сергей Сергеевич, есть такое ощущение, что в Россию пришла мода на вокал. Петь стало модно?

Уметь петь всегда было неплохо. Даже те, кто пел не профессионально, а во дворе с гитарой, всегда пользовались успехом. А сейчас дети идут на кастинг «Голоса» и другие кастинги и попадают в очень жёсткие условия, потому что это – реальная возможность не в масштабе двора или района, а в масштабе страны и даже мира продемонстрировать свои возможности, представить себя большому кругу слушателей. Поэтому столько детей на кастингах, поэтому бедняги редакторы слушают неимоверное количество фонограмм, а потом мы работаем со 150 участниками.

Вам их не жалко?

Вам их не жалко?

Детей? Они сознательно на это идут. Более того, в данном случае участники – и дети, и их родители, потому что вряд ли только дети принимают это решение. Всё изначально чётко расставлено по своим местам: отправляя заявку, они подписываются под «Мы осознанно решили принимать участие в этом ужасном конкурсе». Ужасном – в плане своей жёсткости. Не жестокости, а жёсткости. Ну а так, конечно, бывает жалко. Иногда из-за совершенно непредсказуемого решения наших уважаемых наставников. Кажется, такой сильный и интересный человек – обязательно должны повернуться, но… не поворачиваются (если говорить об этапе «слепых прослушиваний»). Но, повторюсь, люди сознательно идут на эти испытания.

Какие они, эти дети, не на сцене, а там, на репетициях, без камер и софитов?

Какие они, эти дети, не на сцене, а там, на репетициях, без камер и софитов?

Дети как дети. Слава Богу, они приходят более подготовленными, чем участники взрослого «Голоса», что даёт нам возможность более оперативно решать все вопросы. 

Более подготовленные, чем взрослые?..

Более подготовленные, чем взрослые?..

Да. Наверное, в этом возрасте большая степень ответственности, а может быть, это вообще другое поколение, которое иначе подходит к таким вещам. Не знаю почему, но на детских репетициях действительно гораздо меньше неподготовленности и поверхностного отношения к работе.

Что значит взрослый участник?

Это человек с багажом опыта. Откуда к нам приходят взрослые участники? Как правило, до большой сцены все они поют в ресторанах, кафе или клубах. Они привыкают к тому, что каждый вечер публика встречает их на ура. Потому что когда публика разогреется, ей надо услышать то, что ей хочется услышать. Публика просит – исполнители это дают. И, соответственно, обеспечивают себе сногсшибательный приём. Происходит подсознательное привыкание к мысли, что «я большой или почти большой певец. Я профессионал, артист, на которого публика реагирует очень хорошо, и я вообще много чего знаю и умею».

Разве опыт – это плохо?

Разве опыт – это плохо?

В момент предварительного кастинга такой объём наработанного материала полезен, а если у тебя ещё и голос есть – ты можешь очень хорошо выступить. А вот затем, уже внутри конкурса, нужно заниматься созданием песни с чистого листа. Даже если берётся материал, уже ранее опробованный участником, он всё равно подвергается обработке, вычищению, переосмыслению. И здесь уже надо работать, а вот работать некоторые наши взрослые исполнители, мягко говоря, не привыкли. Точнее, их понимание «что такое работа» и «как работать над произведением» – очень поверхностное. Взрослые конкурсанты нередко приходят на репетиции слабо подготовленными. С детьми же таких ситуаций не бывает.

Сергей Сергеевич, а вы сами поёте?

Сергей Сергеевич, а вы сами поёте?

Если это можно так назвать… Естественно, в период обучения в школе я пел в хоре. Несколько лет назад я участвовал в проекте «Две звезды», где мы с Анжеликой Варум заняли третье место. Она участвовала как профессионал, а я как непрофессионал. Да и сейчас у меня есть несколько песен, которые я пою на наших концертах. Правда, это скорее элемент такой музыкальной эксцентрики – дирижёр, пианист, а вдруг ещё и запел! Но всё это, конечно, происходит точечно, певцом в строгом смысле слова меня назвать нельзя. Хотя, что такое пение, я достаточно реально себе представляю. У меня абсолютный слух и большой опыт работы с вокалистами. Наш коллектив «Фонограф» существует 31 год, и за последние лет 5 у нас в репертуаре более 20 инструментальных и вокально-инструментальных программ – целиком и полностью выстроенных концертных отделений.

Через что нужно пройти ребёнку, чтобы стать настоящим вокалистом или музыкантом?

Через что нужно пройти ребёнку, чтобы стать настоящим вокалистом или музыкантом?

Первое – найти своего педагога. Второе – быть целеустремлённым и работоспособным.

В нашем деле как в спорте. Каждый выход на сцену – это наши маленькие Олимпийские игры. Ты всегда должен быть в хорошей форме, ты всегда должен заниматься повышением своего профессионального уровня – как в целом, так и в каждом конкретном случае, работая над конкретным номером. Если все компоненты связываются воедино, успех неизбежен. А если есть поверхностное отношение: «Ой, у меня получилось! Я пою!..» – это ненадолго. Ну, один раз получилось, более того, я вам скажу, может и два, и три раза получиться! И зритель даже успеет сказать: «Ах, как же хорошо поёт!» или «Ой, какой талантливый!» Но проходит немного времени, и «талант» сдувается, потому что нет базиса, основы, того, что достигается каждодневными, как в спорте, тренировками.

Последние годы на эстраде – и в «Голосе», и в других проектах – дети исполняют в основном «взрослые» песни. Как вы к этому относитесь?

Последние годы на эстраде – и в «Голосе», и в других проектах – дети исполняют в основном «взрослые» песни. Как вы к этому относитесь?

Вы знаете, я как-то не обращал на это внимания. В большей степени я отмечал для себя момент, насколько та или иная песня подходит тому или иному ребёнку и насколько материал проработан. К сожалению, очень часто песня живёт своей жизнью, а исполнитель – своей. Это, скорее всего, выбор педагога, родителей, и к ребёнку он не имеет никакого отношения. Но бывает просто удивительное сочетание, и всё выглядит очень убедительно.

На недавних «слепых прослушиваниях» в новом сезоне «Голоса» маленькая девочка Лариса Григорьева пела «Вдоль по Питерской». Там же басы! Ведь это вообще мужская песня! Её же Шаляпин пел! А тут вышла девочка и… как спела! «Где? Что?» Откуда у неё это?! А как же естественно у неё это получалось! «То не лед трррррещит!..» Будто она родилась с этой песней! И, конечно, видно было, что эта песня очень хорошо сделана и выучена с педагогом, потому что каждый раз – на репетициях, на выступлении – она делала это хорошо: чуть-чуть где-то нотку растянет, где-то сделает покороче, но в общем и целом вся фразировка песни всегда была на очень убедительном уровне.

Или вот Маша Шумилова, которая исполняла It Don'T Mean A Thing (If It Ain'T Got That Swing). Виден был большой труд и вдумчивое отношение. Импровизация была хорошо проработана, или, как говорят на нашем сленге, снята. В данном случае с Эллы Фицджеральд, что правильно. Когда незнающий человек начинает импровизировать и ему кажется, что он ревёт, как Армстронг, или перебирает слоги, как Элла Фицджеральд, – это слушается и смотрится смешно. Это как раз к слову о поверхностном понимании ситуации.

Ведь джаз – это тот же самый язык. Как учат иностранный язык? Сначала алфавит, звуки, слова, потом начинают строить предложения. В джазе – то же самое! А когда человек не то что фраз – слов не знает, а буквы путает – получается смешно! А вот эта девочка выглядела очень убедительно. Вдумчивое отношение, труд – и результат налицо. Это всегда слышно.

А вот интересно, слышно ли, когда у детей один и тот же педагог по вокалу?

А вот интересно, слышно ли, когда у детей один и тот же педагог по вокалу?

Понимаете, на «Голосе» у меня другие задачи, и я не имею возможности обращать на это внимание. Но я считаю, что почерк хорошего педагога – помимо повышения уровня исполнителя – выделить и показать индивидуальность артиста.

А у вас в «Фонографе» происходит именно так?

А у вас в «Фонографе» происходит именно так?

Наш оркестр – это содружество ярких индивидуальностей. Конечно, я требователен в отношении каких-то вещей: совместная игра, фразировка, внимание к себе, партнёрам и дирижёру, а дальше – всё индивидуально. Каждый музыкант «Фонографа» – это личность, яркий солист. Когда ты работаешь в коллективе, во главе угла должны быть законы коллективного производства. Заметьте, я говорю даже не о творчестве, а о производстве, но люди, не имеющие яркой индивидуальности, мне не нужны. Иначе я могу всё делать на компьютере. А я хочу это делать с настоящими, живыми, интересными музыкантами. 

Творчество, работа и рутина. Как сочетаются эти понятия в вашей жизни?

Творчество, работа и рутина. Как сочетаются эти понятия в вашей жизни?

Мы можем сидеть с вами за столом, и я буду думать: о! я творец, вот-вот на меня снизойдёт творческое озарение! – или мы можем пойти в класс, где я сяду за рояль и начну заниматься. Творчество – это в первую очередь повседневная работа, упражнения… Последнее время я сосредоточился на ритмических упражнениях, на ритмической культуре, чтобы расширить свои возможности как музыканта.

В ваших планах есть «джазовое просветительство»?

В ваших планах есть «джазовое просветительство»?

Да, в ближайших планах – открытие школы для детей и взрослых и запуск джазовой радиопрограммы с моим старым другом и коллегой. Но об этом позже, когда планы воплотятся в жизнь.

Чем вас можно удивить?

Чем вас можно удивить?

Неожиданным, интересным событием, сюрпризом. 

В вашей жизни часто бывают сюрпризы?

В вашей жизни часто бывают сюрпризы?

Нет, увы, нечасто.

Чем вас можно разозлить?

Чем вас можно разозлить?

Некомпетентностью, безответственностью, некомпетентностью вместе с безответственностью, некомпетентностью вместе с «хорошими данными артиста разговорного жанра». Это, пожалуй, самое неприятное, что может меня из себя вывести. Особенно если люди, работая с детьми, позволяют себе упорствовать в своих ошибках. И, чтобы в глазах присутствующих и в глазах ребёнка не показаться некомпетентными, они начинают нести всякую чушь, которая выглядит, может быть, значимо, но по сути их слова – пустышки… Я это просто, как говорят дети, терпеть ненавижу!С другой стороны, я очень уважительно отношусь к профессионализму и ответственности в любом деле.

Что бы вы пожелали нашим читателям, многие из которых – начинающие вокалисты?

Что бы вы пожелали нашим читателям, многие из которых – начинающие вокалисты?

Если выбрал цель, иди к ней. Иди и работай, работай, работай. Рассчитывать на то, что случится успех без усилий – можно, но не нужно. Без хорошего фундамента даже самое красивое здание простоит недолго.

Еще в этой рубрике

В ожидании четвёртого сезона
Валера СУХАРЕВ и Мая Егорова
Третий сезон: Новые встречи
Определились участники третьего сезона проекта «Голос. Дети» на Первом канале. 
07.01.2016 15:42:00
Марийка Юшина: Чудеса творим мы сами
Участие в любом состязании очень волнительно. Особенно в конкурсе такого масштаба как «Детский голос...
Анна Музафарова: Жизнь полна удивительных открытий
Ученица творческой школы «Республика KIDS».
Таланты, на старт!

В конце сентября в Москве стартовал кастинг третьего сезона самого музыкального телепроекта страны...

*— обязательные для заполнения поля