Михаил Агин: Верьте только живому голосу!

Михаил Агин: Верьте только живому голосу!

 
 

Журнал «Я пою» представляет новую рубрику, которую ждали все. Аlma mater российского искусства, одно из главных музыкальных образовательных учреждений страны – Российская академия музыки им. Гнесиных, – открыла для нас свои двери! 

Нашим провожатым в мир профессионального искусства стал Михаил Суренович Агин, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, заслуженный работник культуры ВШ России, кандидат педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой сольного пения РАМ имени Гнесиных.

Об основах академического вокала, о своём творческом пути и о том, зачем педагогам по вокалу нужно чаще собираться вместе, Михаил Суренович рассказал нам в рамках научно-практической конференции «Перспективы развития вокального образования», которая проходила в стенах академии.

Михаил Суренович, расскажите, пожалуйста, как вы стали музыкантом?

Я родился в маленьком южном городке Батуми и сколько себя помню, постоянно что-нибудь пел. Когда учился в школе, начал петь в ансамбль Клуба Моряков. Моим кумиром был Муслим Магомаев. Но как все дети моря, я мечтал быть моряком. Стал собирать справки для поступления в Школу морского обучения, но врач, которая услышала меня на одном из концертов, посоветовала подать документы в музыкальное училище. С этими же документами я пришел в музыкальное училище, исполнил на вступительных экзаменах с ходу «Лучший город земли». Сразу после экзамена моей маме сказали, что меня берут учиться. Окончив с отличием училище и одновременно школу по фортепиано, я стал работать в филармонии, ездил по всему Советскому Союзу с гастролями. Через год поступил на музыкальный факультет Таганрогского пединститута. Правда через три года оставил его и заново продолжил учебу в Ростовской консерватории. В 1977 году я познакомился с профессором ГМПИ им. Гнесиных Леонидов Борисовичем Дмитриевым. Я рассказал, что хочу заниматься наукой, и он пригласил меня к себе в Москву. В 1978 году я поступил к нему в аспирантуру. Вот так моя исполнительская деятельность резко перешла в научную. Но я ни грамма не жалею. Когда я защитил диссертацию, я был 12-м кандидатом наук в Советском Союзе по вокальному образованию. У меня около 80 выпускников, которые работают по всему миру. Я провожу мастер-классы и конференции, оказываю методическую помощь, работаю в жюри на конкурсах. Недавно был 101-й мой конкурс. Кроме этого с 1980 года я являюсь ответственным секретарем Совета по вокальному искусству при Министерстве культуры РФ.

 

Какие мероприятия проходят на кафедре сольного пения?

За то время как я работаю заведующим, у нас на кафедре появилось восемь проектов. Один из них сегодня состоялся – научно-практическая конференция. Другие проекты, ставшие традиционными, – это концерты «Поют дипломанты и лауреаты вокальных конкурсов», «Русская музыка XIX века», «Мастера вокального искусства». Кроме этого мы проводим «Творческие встречи с выпускниками РАМ имени Гнесиных» и уже второй год Всероссийский конкурс вокалистов имени Наталии Шпиллер «Шедевры русской музыки». Проводим отчётные концерты, творческие встречи. Вход на все мероприятия открытый, посетить могут все желающие.

 

Какие цели вы ставили, когда планировали сегодняшнюю конференцию?

Мы проводим эту конференцию в шестой раз. Проблема в том, что педагоги очень разобщены, творят, простите, что хотят. Сегодня, например, один педагог сказала: «Самый лучший метод обучения – эмпирический». То есть я покажу голосом, а ты повтори. С этим я категорически не согласен. И я об этом сказал. А если у педагога плохой голос? Если он уже старческий, а он показывает ребёнку? Я издал методическое пособие, чтобы люди читали, слушали, понимали, что делают. И вот эти конференции наши для этого, чтобы они приходили сюда, демонстрировали свои методики, а мы что-то подсказывали. Я специально не приглашаю много, у нас где-то 6-8 мини-классов, но я уверен, что они, послушав друг друга, что-то для себя выносят. Они обмениваются опытом, контактами, методиками, приобретают литературу, показывают своих учеников. Вот уже два педагога сегодня попросили приехать показать перед поступлением учеников. Пожалуйста, мы только рады! Вот для чего мы проводим эти встречи. Когда ты садишься за инструмент, объясняешь и показываешь своего ученика, сразу видно, что слова – это одно, а практика – другое. Мы смотрим главным образом на работу педагога, обязательно отмечаем благодарностями всех. Конференция ежегодная, и мы всегда рады новым участникам. Двери для всех открыты!

 

Как вы относитесь к эстрадной музыке?

К хорошей эстрадной музыке я отношусь очень положительно. Но то, что звучит иногда сегодня с эстрады, вызывает недоумение. Проблем хватает. Во-первых, много низкопробной музыки, тексты оставляют желать лучшего, мало певцов хорошо владеющих голосом. Многие не умеют по-настоящему работать с микрофоном, используют самые примитивные «минусовки». Звук форсируют, показывают мощность голоса посредством микрофона. Тембры стёртые, сипучие. Я обычно говорю: верьте только живому голосу. То есть сейчас от аппаратуры зависит 90 процентов успеха. Я тоже гастролировал, пел в микрофон, колонки, ревербераторы, усилители – мне всё это знакомо, и в этом есть опредёленные тонкости, которые могут помогать исполнителю, а могут, наоборот, сыграть злую шутку. В моё время всё, что мы слышим сейчас, звучало в ресторане. А там какая философия – лишь бы было громко и весело. И это сейчас творится на нашей эстраде. У нас сейчас поют все, считают, что это очень просто. Очень жалко, что теряется красота тембра. Я всем ученикам на лекции говорю: «Ребята, вы счастливые люди, вас Господь наградил, дал вам голос, берегите его! Не эксплуатируйте его где попало!» У нас же как – поступают в вуз и побежали по работам. Чистый тембр один раз испортишь, и он уже никогда не вернётся. Самое страшное, что запасных частей в голосе нет. Клавишу или струну можно заменить, а в голосе уже ничего не заменишь. Поэтому вокальное искусство – очень тонкий и сложный вид, голос надо холить, лелеять, беречь и не перенапрягаться.

 

Как вы считаете, что является «тремя китами» академического вокала?

Первое – необходимо владеть техникой. Если певец, который готовится стать профессионалом академического пения, не овладеет техникой, а будет петь на эмоциях, ничего не получится. Голос – это главный внутренний инструмент, который вокалист должен настроить и научиться на нём играть. Он должен знать, как владеть дыханием, какие резонаторные, мышечные ощущения должны быть, как работает артикуляционный аппарат. Пение – это ощущения, которые должны помогать певцу, приносить ему удовлетворение. Дыхание – это основа всего вокального процесса.

Второе – это хорошее певческое слово и правильный певческий звук. Мы общаемся при помощи слова и звука, и всё это должно быть качественным.

Третье – это музыкальность и слух. В музыкальность входит всё: эмоциональность, чуткость, контакт с залом и всё остальное. Певцу необходимо обладать не просто слухом, а вокальным. Он должен уметь предвидеть и внутренне мышечно пропевать всё, что хочет исполнить. И последнее -  артисту надо всегда помнить о своем предназначении - нести в народ культуру!

 

Беседовала Мария ФЕОКТИСТОВА

Еще в этой рубрике

С талантом заодно!
Корреспондент рубрики «Гнесинка» Полина БОЙКОВА знакомит нас с ведущими профессорами РАМ им. Гн...
17.04.2018 16:37:00
*— обязательные для заполнения поля